Москва - +7 (499) 653-60-72 Доб. 355 Санкт-Петербург - +7 (812) 426-14-07 Доб. 525

Последнее слово подсудимого текст

Если у Вас есть вопросы, проконсультируйтесь у экспертов по телефонам:

Есть крайние точки зрения на последнее слово. Подсудимые, ранее не сталкивающиеся с системой судопроизводства, готовятся тщательно именно к последнему слову, пишут его на многих листах, зачитывают цитаты и взывают к справедливости. И то и другое — это крайности.

Последнее слово Сергея Удальцова

Начну с прекрасных слов великого нашего русского поэта. Получилось так, что прекрасные порывы души привели нас с Развозжаевым сегодня на скамью подсудимых главного зала московского городского суда. К сожалению так бывает в жизни.

Не всегда благие начинания, душевные порывы, оцениваются по достоинству. Но, я думаю, все равно историческая правда за нами. Вот само понятие "последнее слово" Уж слишком траурно и как-то безысходно звучит это название. Как будто сказал последнее. В принципе сторона обвинения этого и хочет, хочет нас туда отправить на восемь лет, чтобы наш голос не был слышен.

Это, я думаю, одна из основных задач всего этого процесса и этого уголовного дела — лишить нас права голоса, чтобы мы не мешали и дальше творить беззаконие, несправедливость, которых, к сожалению, в нашей стране предостаточно.

Я не хочу свое выступление называть последним словом. Это просто мое слово. Свободное слово, гордое слово.

И никто меня этого права лишить не может. Сегодня многие граждане считают, что независимого суда в России нет, что по делам, где замешаны интересы власти, а уж "болотное дело" — это ярчайший пример уголовного дела, где присутствует интерес нашей правящей элиты, бытует мнение, что по таким делам все решается не по закону, а по звонку сверху, по инструкциям сверху. Как говорится, по давно известному принципу телефонного права.

Однако я, оставаясь, несмотря на все трудности и сложности, неисправимым оптимистом, призываю суд вынести такой приговор, который бы опроверг эти представления, дискредитирующие всю судебную систему, да и вообще все наше государство. Мы пять месяцев разбираем это уголовное дело, и, я надеюсь, суду, как и нам, стало понятно, что доказательная база, приводимая стороной обвинения, представляет собой хрупкий карточный домик, и стоит вытащить из этой конструкции хотя бы одно сфабрикованное доказательство, и он рассыпается.

Такое доказательство, как, например, признание Лебедева, а я подчеркну, что это его признание — это не сделка со следствием, это сделка с совестью. Лебедев где-то произнес такую фразу: "Мне сказали, что посадят на 10 лет, и я останусь без зубов".

Так вот, господин Лебедев свои зубы просто-напросто поставил выше судьбы человека, судьбы моей и Леонида Развозжаева. Это просто непорядочно, бесчестно. И я уверен и надеюсь, что суд правильно оценит показания этого гражданина. И также я надеюсь, что его зубы не будут себя чувствовать так хорошо, как он надеется. Это, конечно, метафорически. Еще одно абсолютно недопустимое доказательство — явка с повинной Развозжаева. Человека, по сути, бандитским путем похитили, пытали, угрожали.

Никто в этом не стал разбираться. Понятно почему. Потому, что это не выгодно тем, кто этим занимался, а это делали представители власти, к сожалению. Надеюсь, со временем свет прольется на эту темную историю, и виновные понесут наказание. Но это дело будущего, а пока мы находимся здесь, в этом зале.

Незаконные телефонные просушки, незаконно полученные аудио и видеозаписи — вот та база, на которой сторона обвинения пытается выстраивать доказательства.

Уберите это из материалов уголовного дела — дело развалится. И надо Удальцову и Развозжаеву объявить благодарность за активную гражданскую позицию и отпустить на все четыре стороны.

Поэтому, извините меня, такая работа следствия и стороны обвинения не выдерживает никакой критики. Более абсурдное обвинение, чем наше, представить сложно. Честно говоря, когда это уголовное дело только начиналось, я смеялся. Смеялся над теми обвинениями, которые нам пытались предъявить. Мне казалось, что в какой-то момент и всем остальным станет смешно. Но оказалось по-другому — прошло уже полтора года, и сегодня я выступаю здесь, и суд скоро вынесет приговор.

К сожалению, гособвинение вчера с очень серьезными лицами, с таким пафосом поддержало это нагромождение ложных показаний. И потребовало для нас сурового наказания — восемь лет лишения свободы. При этом я хотел бы отметить очень интересный факт: нас обвиняют в организации беспорядков, при этом те, кто является их участниками, по мнению следствия, амнистированы.

Я еще раз повторяю, что не считаю, что 6 мая на Болотной площади были именно массовые беспорядки, я об. Но, тем не менее, те, кого следствие считает их участниками, на свободе с декабря года. И это правильно. А те граждане, которые по версии следствия не только участвовали в массовых беспорядках, но и применяли насилие, получили наказание в среднем от 2,5 до 3,5 лет лишения свободы.

Нам же сторона обвинения запрашивает восемь лет лишения свободы. То есть, на мой взгляд, это просто творится показательная расправа с конкретными людьми, и я надеюсь, что суд по этому пути не пойдет.

Я думаю, если честно, что представителям стороны обвинения все понятно и, может быть, даже несколько неловко, что приходится выполнять такую грязную работу. Но это их выбор, их работа. На этом фоне я призываю суд действовать строго по закону, по справедливости. Не брать грех на душу, и вынести тот приговор, который должен быть вынесен — оправдательный. Я думаю, это будет по достоинству оценено всем обществом. Это будет прецедент, который вселит оптимизм в умы и сердца практически всех наших сограждан.

В прениях мы подробно аргументировали всю несостоятельность предъявленных обвинений. Не буду повторяться, но кратко еще раз скажу, что никаких беспорядков 6 мая не было, уж тем более, ни я ни Развозжаев организовывать их не планировали, умысла на организацию беспорядков в году и во всех других годах, у нас никогда не было, потому что мы прекрасно понимаем, что любые насильственные действия, массовые беспорядки, иные противоправные действия в условиях современной России могут повлечь только репрессии, могут подставить под эти репрессии наших сторонников, людей, которые нам сочувствуют, а никак не приблизить нас к достижению тех целей, которые мы перед собой ставим.

В том числе, развитие независимых политических сил, организаций, партий. Так и произошло на самом деле: данное уголовное дело привело нас на скамью подсудимых, лишило свободы на полтора года, и повлекло за собой репрессивные действия в отношении десятков людей.

А остальных пытаются запугать и, к сожалению, часть граждан этому запугиванию поддается. Я их не осуждаю, но это объективный факт. Вот к чему привели даже мифологические беспорядки, которые были только по мнению обвинения. Использовать массовые беспорядки как способ достижения своих политических целей могли только люди абсолютно не представляющие политические реалии современной России.

Мы такими людьми с Развозжаевым никогда не являлись. И наши методы политической деятельности всегда были мирными, конструктивными, направленными на диалог. При всем нашем критическом отношении к власти и ее политике. И мы остаемся на этой позиции, хотя порой в голове возникают и совсем другие мысли.

Но я от них пытаюсь воздержаться. Обвинения в планировании массовых беспорядков еще более абсурдны. Я уже говорил, что по тем признакам, которые приводит сторона обвинения, надо в срочном порядке в этот судебный зал пригласить, привести, доставить принудительно лидеров всех политических организаций современной России: и Зюганова, и Жириновского, и Миронова, и руководителя "Единой России".

Посадить их рядом и судить также за приготовление к массовым беспорядкам, потому что они также ездят по регионам России, также встречаются с гражданами, и также организуют массовые мероприятия, распространяют агитационную информацию и так далее.

Все по фабуле обвинения, того, что нам вменяют как приготовление к массовым беспорядкам. Тогда давайте по справедливости.

Всех судить. Либо всех, либо никого. Вот принцип, который должен действовать. Эти обвинения я, конечно, также полностью отвергаю. Что мы имеем на сегодня. Уже прошло два года с момента событий на Болотной площади, которые легли в основу так называемого "болотного дела".

Это дело главный политический процесс последнего времени. Да, сейчас на фоне украинских событий, на фоне усталости общества и просто длительного времени, которое прошло, ослабло внимание, утратился интерес. Но, тем не менее, все равно это дело остается главным политическим процессом и к этому ни прибавить, ни убавить невозможно.

Но обращаю внимание суда, что именно сегодня, на фоне тех событий, которые мы уже много месяцев наблюдаем на той же Украине, которые заставляют лично у меня сердце кровью обливаться, где гибнут наши собратья, где действительно многие месяцы происходят, в том числе, массовые беспорядки, особенно четко видно, что 6 мая года в Москве никаких массовых беспорядков не было.

По-моему, это понятно любому здравомыслящему человеку. Однако, обвинение в течении вот уже двух лет продолжает всеми правдами и неправдами натягивать этот процесс на нужную квалификацию по статье , как кто-то натягивает с усилием обувь меньшего размера. И на нас с Развозжаевым, и на других фигурантов так называемого "болотного дела".

И рисует участников мирной демонстрации, которая, да, потом превратилась в обоюдное столкновение полиции и граждан, преступниками, погромщиками и вообще людьми, которые посягали чуть ли не на государственный строй Российской Федерации.

Это просто ужасная, чудовищная история. Обратите внимание, как эта квалификация формируется. Просто каким-то мошенническим путем. Единственная бутылка с зажигательной смесью - единственная бутылка так называемой смеси - откуда она взялась, откуда появилась, кто ее бросал?

Никто этого не исследовал, и это, видимо, никому не нужно. Я убежден, что это была элементарная провокация именно со стороны тех сил, которые были заинтересованы в срыве мирной акции, и уж никак не с нашей стороны.

Этот вопрос никем не исследовался, но это бутылка занимает важное место в доказательствах стороны обвинения, формирует этот образ массовых беспорядков. Уж тем более абсурдно выглядит обвинение, что мы это все еще и организовали, хотя практически все свидетели утверждали, что события на Болотной развивались стихийным образом. А у стихийных событий по определению не может быть никаких организаторов.

Безусловно наше. Хотя оппозиция неоднородна, там очень разные силы с разными задачами, целями, идеями.

Речь подсудимого в свою защиту

Подсудимым является гражданин, в отношении которого в суде рассматривается дело, заведенное по определенной статье Уголовного кодекса России. Во время судебного разбирательства обвиняемый, согласно Уголовно-процессуальному кодексу России, Конституции РФ, имеет следующие права:. Судебный процесс всегда должен быть выстроен в определенной последовательности согласно Уголовно-процессуальному кодексу России. В нем четко определены структура процесса, права и обязанности каждого из участников, правила допроса свидетелей и обвиняемого, порядок предоставления доказательств, прения адвоката и прокурора.

Последнее слово подсудимого: практические моменты

Начну с прекрасных слов великого нашего русского поэта. Получилось так, что прекрасные порывы души привели нас с Развозжаевым сегодня на скамью подсудимых главного зала московского городского суда. К сожалению так бывает в жизни.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Последнее слово Улюкаева в суде

Собор парижской богоматери изд. Последнее слово подсудимого. Последнее слово. Подсудимый составляет текст. Пожалуйста последнее слово подсудимого влияет на приговор или нет.

Екатеринбург, пер. Отдельный, д.

Пленума от Уважаемый суд, хочу напомнить, что в судебном заседании достоверно установлено, что в каждом из трех случаев умысла у Иванова на незаконный оборот наркотических средств, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, не было. Ведь при произнесении окончательной речи человек праве высказаться относительно всего предъявленного ему обвинения и привести устные доказательства в свою защиту.

Последнее слово обвиняемого в суде

Образец и текст для обвиняемого по уголовному делу Прения сторон, последнее слово подсудимого и постановление приговора Прения сторон состоят из речей обвинителя и защитника. При этом председательствующий вправе останавливать подсудимого в случаях, когда обстоятельства, излагаемые подсудимым, не имеют отношения к рассматриваемому уголовному делу. Если участники прений сторон или подсудимый в последнем слове сообщат о новых обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела, или заявят о необходимости предъявить суду для исследования новые доказательства, то суд вправе возобновить судебное следствие.

Число урн, расстояние между ними определяется эксплуатирующей организацией с учетом нормативов накопления отходов. Пора узнать, можно ли оплатить налог за другого человека через Госуслуги.

Вы точно человек?

Однако правовое положение руководителей организации регулируется Трудовым кодексом в особом порядке. Рассмотрение вариантов использования чужого имущества, их соотношение с правом собственности.

Распространение идет на все города области, административный центр -Ростов-на-Дону, крупнейшие населенные пункты и города. Денежные льготы молодым специалистам.

Последнее слово подсудимого, образец

Однако также есть в судебной практике позиция Свердловского Областного Суда, которая заключается в том, что право на выплату уральского регионального коэффициента работник имеет в течение всего срока действия трудового договора и трех месяцев со дня увольнения. Для этого достаточно знать точный адрес квартиры.

Интернациональные воины при наличии наград, подтверждающих причастность к победе над Германией, или внесшие вклад в поражение Японии также не платят деньги за капитальный ремонт. В данной статье, вы сможете просмотреть образец и бланк. Заявление о выдаче вида на жительство поменялось не слишком значительно, однако необходимо использовать именно те образцы, где как основа используется новый бланк. Куча положительных характеристик, ранее не судим, приводов нету, неполная семья. Как при оформлении пенсии инвалидами боевой травмы, военные с инвалидностью вследствие заболевания могут уйти на пенсию вне зависимости от выслуги лет, трудового стажа, возраста и звания.

Последнее слово обвиняемого в суде 1 которые важно внести в текст.

Пример последнего слова подсудимого по уголовному делу

Если вы уже зарегистрированы на портале Госуслугидля снятия с учета зайдите в личный кабинет. Поверьте, тогда реакция и мероприятия по устранению некорректного отношения с детьми будут проведены .

Диагностические задачи касаются вопросов качества продукции и ее соответствия информации на этикетке или технологическим условиям производства. При желании сдать товар в магазин с возмещением денег или обменом на похожий товар покупатель обязан составить заявление в 2-х экземплярах. На сайте городской администрации опубликовали Постановление о признании многоквартирных домов аварийными и подлежащими сносу.

С помощью Почты России.

Вывод: Исковое заявление в арбитражный суд должно содержать сведения о соблюдении истцом претензионного порядка урегулирования спора, если он предусмотрен законом или договором, в противном случае такое исковое заявление будет оставлено арбитражным судом без движения. Неиспользованные чеки чековой книжки возвращаются в кредитное учреждение, а банком оформляется справка об остатках средств.

Она представляет собой бланк, разделённый на две части. Так, не выходя из вокзала, мы уже были готовы к отправлению в Турку. Далее, следует написать заявление в установленной форме, куда необходимо внести требуемые данные касательно бывшего и нового владельца.

Другая проблема в том, что сервитут может устанавливаться против воли собственника земельного участка лишь в случаях, когда нужды собственника господствующей недвижимости ".

При этом стоит отметить, что справка в электронном виде также обладает юридической силой и заверена подписью ответственного лица уполномоченного органа. Содержание статьи: Кто может претендовать на подъемные и компенсирующие выплаты.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Последнее слово подсудимого Соколовского

Если у Вас остались вопросы, воспользуйтесь формой выше или позвоните по телефонам:
Бесплатная консультация
+7 (499) 653-60-72 Доб. 355 - Москва и область +7 (812) 426-14-07 Доб. 525 - Санкт-Петербург